SAPE ERROR: Нет доступа на запись к файлу: sape/familystory.ru_bea74e658c9dd997ea6d3de8a6bae98f.links.db! Выставите права 777 на папку.

FamilyStory - Портал о семье и для семьи. Семейный отдых, развлечения, информация, интересные истории
Главная · ФорумыПонедельник, Декабрь 18, 2017
Навигация
Главная
История семьи
Свадьба: все от тоста до свадебного путешествия
Семья и закон
Семейный отдых
Семейные развлечения
Семейный просмотр
Семейные династии
Семейный доктор
Фамилия
Нашумевшие истории и сплетни
Форумы
Партнёры
Поиск
Темы форума
Новые темы
Расскажи свою семейн...
Нужно ли наказывать ...
Взаимоотношения дете...
Оцените наш сайт!
Обсуждаемые темы
Расскажи свою сем... [3]
Нужно ли наказыва... [3]
Взаимоотношения д... [2]
Оцените наш сайт! [0]
Последние статьи
Отравленный воздух
Автомобильные гонки
Почему звонит электр...
Великий исследовател...
Телевидение будущего.
Ма-Хи-Фи и проигранн...
Ма-Хи-Фи и проигранн...
В помощь травознаям
Кто такой кукловод?
Жидкие кристаллы
Дочь Великого Бхаскары
Центр здоровья ребенка
Истрия Мари Кюри
Играем с детьми: стр...
Простой фокус для др...
Гость
Имя

Пароль

Запомнить меня



Забыли пароль?
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей(всего): 123
Рекрут: adolphus19848
тест
Z535026633897
Z351917850097
Дочь Великого Бхаскары
Что за очаровательное создание! Вы посмотрите только на ее глаза, по­ хожие на зрелые миндалины. А волосы блестят, как воронье крыло. И эта улыбка, подобная солнцу...
Женщины, склонившиеся над колы­белью, состязались в похвалах, востор­гаясь неотразимой красотой ребенка, лежавшего на овчине. Девочка смея­лась, переводя огромные, черные, как уголь, глаза с одного лица на другое.
-— Пусть ее мудрость, когда она под­растет, сравнится с ее красотой, — раз­дался из полумрака комнаты мужской голос.
А что женщине от ума, если она обделена красотой? Легче покорить сердце мужчины прекрасным обликом, чем умением считать звезды, — возра­ зила одна из женщин.
Ачарья рассуждает так потому, что бог Вишну поскупился для него красотой и наградил только умом, — добавила другая.
Пусть же красота и мудрость бу­дут жить здесь в согласии, — прими­рительно произнесла мать. — А теперь ступайте, маленькой Лилавати пора спать.
Солнце стояло уже высоко над хра­мом Палитана, когда Ачарья Бхаска-ра, поохивая, приподнялся с ложа. Всю ночь напролет он провел на верхней террасе своего дома в Удджайн, наблю­дая звезды. Здесь он оборудовал себе астрономическую обсерваторию. Когда его имя как великого математика и астронома прослави­лось по всей Индии, от океана до Гималаев, сул­тан Гаэны Мухаммед по­ручил ему заведовать об­серваторией, «дабы пред­сказывать султану буду­щее по звездам, а народ извещать о сушах, навод­нениях, ураганах и других стихийных бедствиях, по­следствия которых можно уменьшить, если знать за­ранее о приближении оных».
Бхаскара был плохим астрологом. Если его предсказания иногда и быва­ли верными, то не потому, что он умел читать по звездам. Просто-напросто давал о себе знать ломотой в костях застарелый ревматизм. Однако Бхас­кара был искусным астрономом и ве­ликолепным математиком. И сейчас он работал над таким доказательством знаменитой теоремы Пифагора, кото­рое своей простотой удивило бы мате­матический мир. Ему пришла в голову одна мысль, которой он хотел было поделиться с дочерью. Она одна-един-ственная изо всей семьи понимала его увлечение математикой. И еще как понимала! У нее был настоящий та­лант. Иногда ему и самому было не­легко угнаться за быстрой мыслью Ли-лашати. Как хорошо, что ей дали это имя. В переводе с индийского оно означало «очаровательная». Матери имя сразу приглянулось: девочка и впрямь была редкой красоты. Однако по другой причине назвал так Бхаска­ра свою дочь. Для него очарователь­ной была ее мудрость. — «Ах, если бы больше было таких молодых людей в нашей великой стране, колыбели Ин­дии, — размышлял Бхaскара. — Быть может, тогда удалось бы воскресить мггнувший восемь столетий назад, и ка­жется безвозвратно, золотой век в ис­тории Индии, который господствовал при династии Гуптов, когда процвета­ла наука, искусство и литература, ко­гда весь мир восхищался прекрасными индийскими храмами, уникальными росписями в буддийских монастырях Аджамты. Да. Минули, как дурная ночь, нашествия белых гуннов, кончи­лось господство раджипутских родов, три раза менялась религия, после буд­дизма пришел индуизм, а потом ислам. Неизменной осталась только наука».
Бхаскара стряхнул с себя оцепене­ние. Но где же, о милостивый Шива, Лилавати? Она, наверное, опять, окру­жив себя детворой, развлекает дети­шек, отгадывая числа и решая задачи.
Бхаскара не ошибался.
Лилавати, Лилавати! — кричали наперебой дети, теснившиеся около стройной, шестнадцатилетней девуш­ ки. — Реши еще одну инверсию *). — Ну, задавай ей загадку, Ари. Какое число, — начал мальчик, — умноженное само на себя, уменьшен­ ное наполовину, увеличенное на семь, разделенное на пять и уменьшенное на два даст в ответе единицу? Ответ найти просто. Это число — четыре.
— Сейчас мы тебя проверим, не оши­баешься ли ты...
Ребятишки стали писать палочками на песке и считать:
— Верно, ты правильно подсчитала. Cкажи, как ты сумела это сделать, в уме и так быстро?
инверсия — излюбленное математиче­ское развлечение в древней Индии
Но ведь это и на самом деле очень просто, — ответила Лилавати. — Я на­ чинаю считать в уме с конца, выпол­ няя, конечно, обратное действие... Там, где в задачах вычитание, я прибавляю, там, где деление — умножаю. Говоря это, она написала;
((1 + 2) • 5 — 7] • 2 --- 16.
А какое число, умноженное само на себя, дает шестнадцать? Конечно, четыре! Вот и все... Но посмотрите, что там происходит на берегу реки?
А на берегу .реки стояла группа ожи вленно жестикулировавших мужчин. Один за другим они безуспешно пы­тались перебросить на противополож­ный берег камень, привязанный к ве­ревке. Что вы делаете? — спросил один из мальчиков.
Не мешай, — буркнул старый ин­ диец. — Мы должны измерить ширину реки, чтобы построить мост из связаи- ных челнов. Нам надо подсчитать,- сколько челнов придется взять из со­ седних селений.
А почему 1вы не измерите этого на берегу? — спросила Лилавати, — вместо того чтобы швырять камень? Ведь есть гораздо более легкий способ.
Как это так — «на берегу? Разве ты не слышала, что нам надо измерить ширину реки?
Зачем сердиться? Послушай луч­ ше...
Молчи и не мешай, — сердито произнес высокой юноша, замахиваясь камнем.
Подожди, — остановил его пожи­ лой мужчина. — Ведь это дочь Бхаскары. Говорят, что она умна не по го­ дам. Может быть, она даст нам хоро­ ший совет.
На другом берегу реки, у самой воды, — оказала Лилавати. — точно напротив нас стоит дерево. Пойдите вдоль берета шагов сто, обозначьте это место, воткнув шест. Потом идите дальше вдоль берега, снова шагов сто, здесь повернитесь спиной к реке и иди­ те вглубь берега... А когда шест и это дерево совпадут в поле вашего зрения — остановитесь. Столько, сколько вы отошли от реки, составляет ее ширина.
Видя, что все смотрят на нее, ров­ным счетом ничего не понимая, рази­нув от удивления рот, Лилавати нари­совала на песке чертеж.
— Мудрые вещи и впрямь ты гово­ришь, — восторженно воскликнули люди. — Ты достойна своего отца, ве­ликого Бхаскары. Пусть боги благославят тебя.
Мужчины не щадили похвал по адресу девушки, не подозревая, что она может решать куда более сложные задачи. Они не энали об этом, потому что Лилавати, скромная по натуре, не любила хвастяться своими познаниями.
А знала девушка не мало. Она уме­ла решать сложные математические и логические задачи, проводила геоме­трический анализ и решала шахмат­ные задачи. Бе сверстники часто рас­сказывали, как однажды она измерила глубину воды в пруде, зная только сте­пень отклонения стебля лотоса от пер­пендикуляра. Или о том, как она под­считала высоту дерева, зная длину его тени, как умела запросто определить день недели любого (произвольно взя­того числа из прошлых лет или из бу­дущего. И все эти сложные расчеты она проделывала в уме.
— Ты только взгляни, — сказал Бхаскара, показывая дочери свой пергамент. Вот самое простое и ясное доказатель­ство знаменитой теоремы Пифагора о том, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов.
В квадрате со стороной с помеща­ется четыре прямоугольных треуголь­ника со сторонами а, в, с. Площадь каждого из них равна
А у этого маленького квадрата по­ середине сторона равна а — >в, правда?
Да, конечно, — согласилась Ли­ лавати.
Итак, площадь этого квадрата равняется (а —• в)2. Сумма площадей всех этих фигур равна площади боль­ шого квадрата, то есть:
отсюда с3 = аа -f- в2.
—Да, это прекрасное доказатель­ство. Но зачем ты приводишь здесь эти действия, достаточна под рисунком написать только одно слово - - «Смо­три!»
Когда слава Люгавати сравнялась со славой отца, а ее имя овеяло леген­дой, был обнаружен многие годы спу­стя большой труд Бхаскары SIDD-HANTA SIROMANI, законченный в 1150 году.
В «ем содержалось удивительное по своей простоте доказательство знаме­нитой теоремы Пифагора. Это был простой рисунок с подписью — «Смо­три!».
Первую часть этого трактата, кото­рый долгие годы слыл в математиче­ском мире образцовым трудом по арифметике и измерениям, великий Ачарья Бхаскара назвал в честь своей дочери Лилзвати.
Copyright © 2006, FamilyStory - Портал о семье и для семьи. Семейный отдых, развлечения, информация, интересные истории