SAPE ERROR: Нет доступа на запись к файлу: sape/familystory.ru_bea74e658c9dd997ea6d3de8a6bae98f.links.db! Выставите права 777 на папку.

FamilyStory - Портал о семье и для семьи. Семейный отдых, развлечения, информация, интересные истории
Главная · ФорумыПонедельник, Декабрь 18, 2017
Навигация
Главная
История семьи
Свадьба: все от тоста до свадебного путешествия
Семья и закон
Семейный отдых
Семейные развлечения
Семейный просмотр
Семейные династии
Семейный доктор
Фамилия
Нашумевшие истории и сплетни
Форумы
Партнёры
Поиск
Темы форума
Новые темы
Расскажи свою семейн...
Нужно ли наказывать ...
Взаимоотношения дете...
Оцените наш сайт!
Обсуждаемые темы
Расскажи свою сем... [3]
Нужно ли наказыва... [3]
Взаимоотношения д... [2]
Оцените наш сайт! [0]
Последние статьи
Отравленный воздух
Автомобильные гонки
Почему звонит электр...
Великий исследовател...
Телевидение будущего.
Ма-Хи-Фи и проигранн...
Ма-Хи-Фи и проигранн...
В помощь травознаям
Кто такой кукловод?
Жидкие кристаллы
Дочь Великого Бхаскары
Центр здоровья ребенка
Истрия Мари Кюри
Играем с детьми: стр...
Простой фокус для др...
Гость
Имя

Пароль

Запомнить меня



Забыли пароль?
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей(всего): 123
Рекрут: adolphus19848
тест
Z535026633897
Z351917850097
Истрия Мари Кюри
Ирен никогда не задумывалась нал выбором профессии. Она просто зна­ла, кем хочет быть, чем хочет зани­маться. Поэтому совершенно не пони­мала сомнений и нерешительности своей сестры Евы и даже сердилась на нее. Когда Ирен спрашивали о планах на будущее, она отвечала сра­зу и просто — стану физиком. Физи­ком, как мать и отец. Буду продол­жать начатое ими, то. над чем они работали вместе и что после трагиче­ской гибели отца продолжала делать' мать, открывая доселе не открытое.
Ирен знала даже, где она хочет ра­ботать. В небольшом белом здании, над входной дверью которого красу­ется надпись: ИНСТИТУТ РАДИЯ — КОРПУС КЮРИ. Когда в 1909 голу было принято решение о созда­нии лаборатории, в доме стали гоно-рить, какой она должна быть. Но 12-летнюю Ирен волновало другое: для кого создается лаборатория? Ах. конечно для замечательной сладкой Мэ так она называла свою мать.
Но найдется ли там местечко и для Ирен? Мама улыбалась в ответ и го­ворила:
— Как знать, доченька, может мы действительно будем" работать вместе.
А пока Ирен охотно ходила с ма­мой на строительство, интересовалась планами, слушала споры взрослых об архитектуре и работе будущего ин­ститута.
— Лаборатория должна служить науке и через .40. *и через 50 лет, ко­ гда меня уже не будет, — повторяла без конца разным чиновникам жен­ щина, для которой строили корпус и которой предлагали отказаться от такой .роскоши как лифт и деревья вокруг института. Но упрямство Марии Склодовской-Кюри. первой в истории Франции женщины-профес­сора, было непреодолимо. Никто, правда, не знал, что в частых спорах Мария никогда не говорила о глав­ном, наполнявшем ее сердце болью: у ее мужа, профессора Пьера Кюри, никогда не было необходимых для работы условий. И теперь она. думая о будущих- ученых, хочет уберечь их от такой судьбы.
Она записывает в своем дневнике: ..Горько думать, что один из величай­ших французских ученых никогда не имел, настоящий лаборатории. Правда, в таких нищенских, условиях он нашел радий. Сараи, в котором от­крытие, стал сараем ...ле­гендарным стоил нам много сил, и надолго - Склодовская Кюри. никогда не чабу-дег норных лет работы над пилением. назван­ным ею радиоактивно­стью, над их (с мужем) открытием радии и да осталось в руках ощущение тех во­сьми тонн уранового шлака, которые она са­ми перебрасывала лонатой. ведь на рабочих и лаборантов не было денег. В их романтическом сарае не было даже элементарных условий для работы. Постоянно пор­тилась электрическая проводка, зи­мой было очень холодно, летом невы­носимо жарко. Сейчас, когда строится новая лаборатория — о ней всю жизнь мечтал муж, — Мария добьет­ся своего: здесь будет все необходи­мое.
Занимаясь созданием лаборатории. Мария продолжала свою научную ра­боту. Она систематически выполняла свой железный план. Прежде всего Мария решила выделить радий в ме­таллическом состоянии, чего еще ни­кто не сделал до нее. После многих трудных опытов это удалось. Мария разработала метод дозирования ра­дия, очень важный с практической точки зрения, например, при лечении раковых заболеваний. Кроме того она приготовила первый международный эталон радия и в легкой стеклянной трубочке лично привезла в Бюро мер и весов в Севр, под Парижем. В эта­лоне содержится 21 миллиграмм чистого хлористого радия.
Но успех и слава не принесли Ма­рии почетного звания академика. Во лремя голосования в Академии наук Марии не хватило одного голоса. Са­ма она отнеслась к событию равно­душно. Но это возмутило ее дочь и коллег. Особенно возмущалась такой несправедливостью Ирен. Она очень обрадовалась, когда шведская Акаде­мия наук в 1911 году вторично присудила ее матери Нобелевскую пре­мию. Первый раз Нобе­левскую премию супру­ги Кюри и Анри Бекке-рель получили в 1903 го­ду за открытия в обла­сти радиоактивности. Ирен гордилась своей матерью.
— Ведь никто еще не получал дважды Нобе­левскую премию. Только моя сладкая Мэ! — радостно говорила она всем знакомым.
Ирен была с матерью в Стокголь­ме на торжественном вручении пре­мии.
В 1914 году строительство лабора­тории приближалось к концу. Имен­но это Мария считала своей победой и. хотя победа пришла поздно, ис­кренне радовалась ей. А в глубине души она надеялась, что Ирен будет работать с ней вместе. Все друзья и знакомые говорили ей о необыкно­венных способностях дочери. Даже сам Альберт Эйнштейн, с которым
они встретились во время поездки в Альпы, восторженно говорил об Ирен.
Стояло чудесное лето. Ирен и Ева поехали на каникулы в Бретань. Их мать должна была приехать сюда в августе. Но это было лето 1914 года. Первого августа Мария пишет доче­рям: Дорогие Ирен и Ева. дела, ка­жется, принимают дурной оборот: с минуты на минуту ждем мобилиза­ции. А на следующий день сообщает: Дорогие мои девочки, мобилизация началась, и немцы вторглись во Францию без объявления войны.
Итак, война. Мария прекращает на­учные исследования. Она хочет ак­тивно помогать своей второй родине. Профессор Кюри начинает органи­зовывать сеть рентгеновской помощи. Многие хирурги еще не знали то­гда Х-лучей Рентгена и не умели ими пользоваться, хотя науке они были известны уже в 1895 году. Не хватало рентгеновских аппаратов и рентгено­логов. С присущей ей энергией Мари берется за все. что считает нужным и необходимым. За несколько часов она составила список всех рентгенов­ских аппаратов, имеющихся в лабо­ратории Сорбонны, и забрала их для нужд армии. На средства Союза жен­щин Франции М. Кюри создает пер­вый радиологический автомобиль: в обыкновенном автомобиле разме­щает рентгеновский аппарат и дина­мо. С августа 1914 года эта передвиж­ная станция объезжает госпиталь за госпиталем. В них Мари организовы­вает рентгеновские кабинеты, обу­чает медперсонал.
Гораздо раньше, чем об этом дума­ла Мари и мечтала Ирен, начинается их ссвместная работа, но не научная. В ноябре 1914 года Ирен становится лаборанткой матери и ездит с ней по госпиталям. Девушка окончила курс медсестер и теперь сама учит других. По-прежнему не хватает рентгеноло­гов, и Мари организовывает курсы обслуживания рентгеновских аппара­тов. Это курсы для молодых жен­щин — представительниц различных социальных классов. Здесь учатся горничные и светские дамы. Ни у тех, ни у других нет никакой техни­ческой подготовки, но есть горячее желание учиться. Занятия с ними ве­дут Мари, ее дочь Ирен и бывшая ученица Мари. Марта Клейн.
Для семнадцатилетней Ирен рабо­та была трудной и ответственной. Но, истинная дочь своих родителей труженников, она упрямо стремилась к достижению цели — стать физиком. Ирен работала, ездила на линию фронта, учила других и училась са­ма. После войны, в 1918 году, она успешно защитила дипломную рабо­ту, открывшую ей путь в Институт радия. Став ассистенткой Марии Кю­ри, молодой физик начинает с освое­ния лабораторной техники, выработ­ки систематичности и точности в ра­боте. Ее мать никому не разрешала оставлять свой рабочий стол непри-бранным.
— Рабочий стол всегда должен быть прибран и чист! — неоднократно повторяла профессор Кюри своим сотрудникам.
После семи лет работы под руко-водотвом матери Ирен защитила док­торскую диссертацию на тему Ис­следование альфа-лучей полония. Тогда к ней и прикрепили учени­ка. Принятый на работу в качестве личного ассистента Марии Кюри, мо­лодой физик был недостаточно хоро­шо подготовлен к работе ~в лабора­тории, специализирующейся в про­блемах радиоактивности. Но работа в лаборатории самой Марии Кю­ри была его мечтой. Он готов был учиться, и своим желанием и энер­гией приводил Ирен в восторг. Как вспомин-ал позже Фредерик Жолио, Ирен была его противоположностью и одновременно дополнением. Он. эн­тузиаст, быстро загорался, буйно фан­тазировал, а она была примером си­стематичности, спокойствия и вдум­чивости. Их объединяла любовь к науке и спорту. Оба любили греблю, лыжи и альпинизм. С радостью смо­трела Мари на эту молодую пару и была счастлива, что им так легко ра­ботается вместе, что Институт -радии дает им возможность продолжать то. над чем она работала с Пьером. В те незабываемые годы они были такой же молодой, счастливой и любящей, парой.
Исследования радиоактивности по­сле первой мировой войны велись в очень широком масштабе. Если Мари и Пьер хотели узнать, что такое ра­диоактивность, то Ирен и . Фредерик — из чего состоит ядро атома, Одним из первых достижений супругов Жолио-Кюри было доказательство суще­ствования нейтрона. Они были то первооткрывателями. Но их самая большая научная победа — открытие искусственной радиоактивности.
Copyright © 2006, FamilyStory - Портал о семье и для семьи. Семейный отдых, развлечения, информация, интересные истории